Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:33 

Окончание "Непостоянство жизни"

БЛИЗНЯШКИ
Собственно, как и обещалось, выкладываем. Первое: окончание «Непостоянство жизни». Проклятье смерти напишем потом.
Тут две не выложенные главы столетней давности (вторая, кстати, не закончена), вырезки, мысли в слух пока писался фанфик.

Глава 7. Возвращение в прошлое

В камине неутомимо плясал огонь. Яркие язычки пламени вырывались и тянулись далеко-далеко, желая этим привлечь к себе внимание. Неповторимая игра огня, завораживающая своей неукротимостью, беспощадностью, но она не привлекала сидевшую в кресле девушку. Огонь освещал ее лицо, медленно играл на нем золотистыми бликами, но… У нее на коленях лежала книга и, казалось, она полностью поглотила внимание представительницы человеческого рода. Будь огонь живым существом — кто знает — он бы оскорбился невниманию девушки. Держит в руках какую-то книгу, которая, стоит только кинуть ее в камин, не сопротивляясь, сгорит в огненных объятиях.
Но старый пыльный фолиант никто кидать не собирался, и внимание девушки все еще было обращено на него. Изредка хмурясь, когда в тексте попадалось что-то необычное или странное, она переворачивала страницы, а потом на мгновения задерживалась на одной.
Старая книга была ей знакома с детства. Она любила ее вначале рассматривать, потом читать, а потом и анализировать прочитанное. В этом томе не было ничего тайного, могущественного, но он привлекал ее внимание. Девушка сама не знала, почему так, просто привлекал.
Хлопнули ставни окон, заставив ее, глубоко задумавшуюся, вздрогнуть.
Слега поморщившись, Панси закрыла книгу и поднялась с кресла. Быстрый взгляд в сторону окна дал ей знать, что задержалась она в библиотеке гораздо дольше, чем думала. Уже рассвело. И теперь пора возвращаться в комнату, чтобы никто не заметил ее, блуждающей по замку в одном халате. Благо тут совсем немного пройти: подняться по рядом находящейся лестнице и сразу же покажется знакомый коридор со странным портретом на стене.
Покрутив в руках книгу, Панси направилась к стеллажам, чтобы положить ее на место. В конце концов, действительно пора уходить. С поиском стеллажа у нее проблем не возникло, девушка хорошо помнила его месторасположение. Задержал ее случайно попавшийся на глаза предмет: лежащий на столе набор кисточек и карандашей. И казалось застыло время… или вернулось прошлое. Такой миг, когда все сливается в одну волну, все временные оттенки. Жаль, что это всего лишь миг, и его нельзя удержать.
Медленно подойдя к столику, Панси осторожно коснулась набора рукой, будто опасаясь потревожить покой навечно лежащих здесь предметов. В голове зазвучал звонкий голос Ренаты Эзенберг: «Я буду рисовать и стану одной из лучших художниц мира, — на мгновение светлое личико нахмурилось. — Знаешь, мне нет дела до славы, я лишь хочу, чтобы обо мне осталась память. Светлая и неомраченная».
Светлая и неомраченная.
Но ничего не осталось — Панси цинично улыбнулась — кроме вечно юного образа голубоглазой девочки в воспоминаниях нескольких человек. А спустя сколько-то лет вместе с ними умрет и он.
Панси никогда не была сентиментальной, воспоминания недолговечны, скоро они превратятся в прах, как все в свое время. Но она не могла не подумать какими бы могли стать судьбы четырех людей, будь Рената жива.
Зачем думать долго о несбыточном? Панси вновь обратила свое внимание на кисти и карандаши — подруга детства всегда их оставляла здесь, потому что только в этом месте пробовала писать свои первые картины.
И не только она так делала. Многие из них оставляли некоторые вещи здесь, чтобы быть прочно связанными с этим местом. Местом детства, хотя раньше они этого не понимали, лишь чувствовали.
Панси взяла в руку тоненькую брошюрку, лежащую неподалеку от набора. Любимая книжечка ее брата. Впрочем, любовь к книге несущественна. Скорее это была привязанность. Кристиан Паркинсон читал эту книгу всегда, пока находился здесь.
Панси перевернула несколько страниц, отмечая, сколь часто их переворачивали. Губы тронула ироничная улыбка. В детстве она не могла понять, почему брата привлекала эта книжечка, и сейчас этого не понимала.
Закрыв брошюрку, девушка положила ее на место и принялась разглядывать другие вещи, дарящие воспоминания. Ничего особенного.
Тихо вздохнув, Панси коснулась рукой плюшевой игрушки — единорог, горячо любимый младшей сестрой Теодора Нотта.
— Здесь столько добра, что музей впору создавать, — раздался позади насмешливый тихий голос.
Драко Малфой в светлый брюках и такой же рубашке очень походил на брата, только его выражения лица была другое: менее отрешенное, более реальное… Для жизни. И держался он по-другому.
Подойдя ближе и небрежно взяв в руки единорога, он тут же его опустил.
— Хлам, — просто произнес он.
Панси сухо улыбнулась. Удивляться неожиданному приходу времени не было и не будет.
— Хлам? И музей? — спросила она.
— Ценны воспоминания, а ни сами вещи, — проговорил Драко, отходя от стола и садясь в кресло. — Не спиться или уже выспалась?
— Первое… было. Я читала.
Подойдя к другому креслу, совсем рядом со столиком, Панси села в него. Проклинать себя, что не ушла раньше, уже нет смысла. А Драко… старая дружба может себя оправдать и он не обратит слишком пристального внимания на ее внешний вид. По крайней мере ему это не внове.
— И тебя задержали воспоминания.
— Учился мысли читать? — Панси перекинула на плечо не слишком длинные темным волосы.
— Всего лишь учусь, — вежливо улыбнулся Драко. — Оклюменция — сложная наука.
Девушка мысленно выругалась за невнимательность, но беспокоиться не стала. Детей аристократов с детства учат противиться вторжению… или учили только детей Упивающихся? Панси не знала.
Чтобы отвлечься, она взяла со стола первый же попавшийся предмет и рассеянного его пролистала — предметом оказалась брошюрка брата.
— Пытаешься постичь то, что в детстве не удалось? — опять насмешливый голос. Он не оставил без внимания ее опрометчивый поступок.
— Бесполезно. Мне не дано такое постичь.
— Мне тоже, — заметил Драко, не отводя взгляда от книжки. — А жаль. Кристиан немало интриговал, просиживая в компании с ней часами.
Панси отложила книжку. Зря, конечно, этим тему не поменяешь. А что она не любила, так это разговор о брате или о том, что может его касаться.
— Наверное, хотел создать вокруг себя таинственность, — глупо, конечно. Ребячество это, но она не смогла сдержать колкости в адрес близкого родственника.
— Ты его не особо жалуешь? — и конечно, этим поспешили воспользоваться.
— Он не сделал абсолютно ничего, из-за чего бы я смогла его жаловать, — излишне резко… И изматывает. Панси поднялась, намереваясь уйти. — А сейчас, если простишь, я собираюсь немного поспать.
Драко тоже поднялся. Серые глаза пристально следили за каждым ее движением, но парень будто и не осознавал этого, словно это стало его второй натурой: следить взглядом за всем.
По телу пробежал неприятный холодок: все Упивающиеся следили.
— Я провожу, если не возражаешь, — произнес он.
Конечно, разрешения у нее никто не спрашивал. Девушка стиснула зубы. Тяжело признавать, а два года изоляции дают о себе знать. Она слишком долго плыла по течению, именно по течению, как бы она мысленно этому не противилась. А сейчас… Это можно сравнивать с хотя бы учебой. Учится человек, все время знанию уделяет — плывет по течению, а потом решает вернуться к жизни и обнаруживает, что его никто и не ждал, да и разучился он жить.
Чертовски обидно.
— Я дорогу хорошо помню, — полушутя напомнила она, лишь бы не молчать, лишь бы не сделать еще одну ошибку. Как это ненавистно: с детства привыкшему к власти и подчинению человеку заново этого добиваться. И ведь известно, что сейчас любой проступок не останется незамеченным. Вечно приходить доказывать, претендуя на то, что положено рождением. Унизительно.
— А быть может тебя решит кто-то похитить, — в тон ей ответил Драко, легко усмехаясь. — Я же пригласил тебя сюда, я и в ответе.
— Кто решится войти в дом с таким количеством Упивающихся? — выходя из библиотеки, насмешливо поинтересовалась Панси. — Не думаю, что такие храбрецы найдутся.
— Да, но кто даст гарантию, что Упивающиеся не замышляют похищение, — все сказано было вскользь, шутя. И все-таки девушка уловила предупреждение.
Быстро взглянув в сторону парня, она задумалась: предостерегал ли он? Не время для анализа: “что нужно от нее Драко Малфою”? Только… ему действительно что-то нужно, а вот предостережение, не по старой ли дружбе?
— В таком случае, я спокойна, что ты рядом, — уже как-то рассеянно ответила Панси, лишь бы что-то ответить.
Легкость из их беседы ушла. И Драко вновь решил вернуться к старой, резко оборванной теме, более подходящей для возникшей ситуации.
— Дался тебе этот Кристиан! — воскликнула она после его замечания и только после этого действительно задумалась. Подозрения, они как щупальца принялись распространяться в ее мыслях. Зачем Драко спрашивает о брате? Глупо, лишь подозрения и ощущение. — Извини, Драко. Я не люблю о нем вспоминать, — вынуждена была она извиниться, но мысли были далеко-далеко.
Малфой спокойно на нее посмотрел и безразлично пожал плечами.
— Мне известно, что стало с твоими родителями, с тобой, но не с твоим братом, — проговорил он, прямо смотря на нее. Спокойный, как никогда. — Наши семьи были в неплохих отношениях.
И все-таки ее семья отвернулась от Драко, вообще от Малфоев. Можно ли было считать это ее ошибкой? Она ненавидит Блейза за его предательство, а ненавидит ли Драко ее за ее, еще более раннее. И тут же Панси поняла, что нет. Об этом все говорило: и непринужденна поза, и спокойная улыбка, и прямой взгляд. Им было по шестнадцать. И она была послушной дочерью своих родителей, как он послушным сыном своих. За ту неосознанность и юность он ее не винил. И, в конце концов, она была женщиной. Глупые предрассудки, и все же они есть. То, как бросил ее Забини и то, как она по настоянию родителей отвернулась от Драко — разные вещи, имеющие различие на моральном уровне.
— Он где-то на дне, если жив, — безразлично ответила она. — Спасибо, что проводил.
Войдя в комнату, размышлять ни о чем серьезном она не стала. Надоело просчитывать каждый шаг.
Просто выкурила сигарету и легла спать.

— Рад вас видеть, Панси, — Деррик Деберейнер подошел к ней, держа в руках два бокала вина.
— Взаимно, — Панси приняла предложенный напиток. — Чем обязана вашему вниманию?
Возможно, вопрос был бестактным, но ни девушка, ни Деррик на это внимания не обратили.
— Хотелось бы мне сказать, что просто пришел с вами поговорить, — молодой человек смущенно улыбнулся — дань этикету — и отпил из бокала. — Но это не будет истинной. Я искал с вами встречи, чтобы сказать, что сегодня ближе к ночи намечается поездка в Голуэй. Вы намерены присоединиться к нам?
Панси мимолетно улыбнулась, поднося фужер к губам:
— Буду счастлива вновь побывать в этом городе.
— Драко так и сказал. А теперь простите меня, что так быстро вас покидаю. Увы, даже в этом месте находят меня неотложные дела, — сказав ей это, Деррик без всякой неловкости прикоснулся губами к руке.
Смотря его в темно-зеленые непроницаемые глаза, Панси ничего не смогла ответить. Ощущение, что от нее что-то им нужно, обострилось. Тревожащее ощущение.
Девушка почувствовала, как легкая дрожь предчувствия прошлась по телу. Высвободив руку, поставив бокал на столик и быстро проговорив слова прощания, она поспешно покинула зал. И не было смысла корить себя за несдержанность, неосторожность. Бывают моменты, когда человеку наплевать абсолютно на все. Пусть он и знает, что в будущем будет об этом жалеть.
Или она не выдержала? Напряжения, ожидания и вечной настороженности. Взяла и сломалась. Просто, как кукла, глупая кукла.
От злости девушка стиснула пальцы и взятая несколькими минутами ранее сигарета переломилась. Дешевый табак частично оказался на полу.
Выругавшись, Панси откинула остатки в сторону и резким шагом направилась к себе в комнаты. И наплевать на все. Особенно на сомнения. Главное, она не сло-ма-ла-сь.
С громким шумом закрылась за ней дверь.
Теперь можно сесть и спокойно все проанализировать.

Ближе к ночи она находилась в компании Упивающихся Смертью. Молодые люди собрались в большой гостиной, прежде чем отправляться в город.
— Где Кристиан? — спросила Панси, не найдя его взглядом.
— Работает, — ответила Даниэль. — Уже несколько дней как закрылся в мастерской и оттуда не выходит. Признаться, я уже начинаю беспокоиться. Он, когда пишет картины, забывает о самых обыденных, но необходимых вещах.
— Ты слишком беспокоишься, — вмешался Драко.
Даниэль ответила ему спокойным взглядом:
— Кто-то должен это делать, — произнесла она.
Но, глядя на нее, Панси никогда бы не подумала, что она о чем-то может волноваться или тревожиться.
Как же мало она знает этих людей… И Драко теперь тоже. Девушка взглянула на бывшего однокурсника, в который раз отмечая его спокойную уверенность и непроницаемый взгляд.
Черт, как же их изменило время!
— Думаю, пора обрадовать город своим приходом, — произнес Малфой.

Постепенно все разошлись по разным уголкам ночного города. И Панси осталась наедине с Драко. Глупо, но они стремились держаться вместе. Желали ли этим воскресить старые воспоминания, или Малфой преследовал какие-то цели, не имело значение. Но, вероятнее всего, друг к другу их здесь тянула атмосфера города. Опять же глупо: прошлого не вернуть. И Панси это понимала как никто другой. И все же они ходили по городу вместе, как раньше. Если бы с ними был Блейз, их компания была бы полной.
Разговор о Забини зашел еще по прибытию в Голуэй.
— Свадебное путешествие, — проговорил тогда Драко. — Иначе бы он был здесь.
И, несомненно, их компания была бы полной, но не обязательно дружной. Драко и Блейз вечно затевали между собой споры. Не заходившие слишком далеко, но они имели место. И чаще всего проявлялись в соперничестве. Особенно сильно это проявилось на шестом курсе их обучения. Когда Драко ощутил отсутствие отца и свою беспомощность, в то время как Блейз был замечен новым учителем Зельеварения.
Панси помнила как злился Драко, не в силах скрыть собственных чувств. Потому он и ринулся со всем пылом в авантюру, которая грозила потерей всего. Так в итоге и вышло. Будь он осторожнее, менее разозлен и задет, все бы произошло иначе. Впрочем, Панси не строила иллюзий: в то время Драко не был способен на убийство, и старика он бы не смог убить, сложись обстоятельства и иначе. Просто не смог. Наверное, Драко это не понимал даже тогда, когда стоял с вытянутой палочкой, указывавшей на старого директора. Кто его знает. Подробности девушки были неизвестны.
Потом их разговор медленно перетек на еще одного члена их компании — Ренату. Это были просто воспоминания. Тут Панси не надо было выбирать каждое слово. Говорила о прошлом она не с талантливым Упивающимся, а со старым другом. Впервые она смогла расслабиться и просто наслаждаться обстановкой. Город не горячил ей кровь, а лишь вызывал приятные воспоминания.
Драко говорил о детстве, об общих знакомых. Пусть слегка и насмешливо, но говорил. И это было правильно.
Девушка не поняла когда все изменилось, когда напряженность вновь дала о себе знать. Наверное, разговор зашел слишком близко к настоящему: воспоминания о школьных годах заставили их вспомнить о захваченном Гарри Поттере, о том, кем он является и кем он был для них.
— Он был странным, — медленно произнесла Панси. — Благородным даже для гриффиндорца, и невинным, несмотря на то, что с ним случалось.
— Поттер находится как раз в том месте, куда его привела его благородность и невинность, — губы Драко скривились. Серые глаза пристально смотрели вдаль. Жестокие глаза.
Девушка пожала плечами:
— Ты до сих пор его ненавидишь?
Она уже думала, что Драко не ответит, так много времени прошло, прежде чем он заговорил:
— Нет. Не так как раньше. Теперь он тот, кого быть здесь не должно. Как и остальные повстанцы. Они уже не враги и не неприятели детства.
Панси вздохнула. Она его понимала. Самое сложное по началу было это привыкнуть к тому, что убивать будешь и тех, кто был с тобой рядом в течение многих лет. Это было неправильно. А потом все ушло. Время заставило стереть воспоминания о косичках Ханны из Хаффлпаффа, или о темной коже мальчика-комментатора из Гриффиндора. Их Панси поразила смертельным заклятием, но не думала об этом, не мучилась воспоминаниями. Они были теми, кого быть здесь не должно.
Машинально Панси потянулась в сумочку за сигаретой. Чиркнула зажигалка, озаряя ее лицо, а потом девушка медленно затянулась и выпустила струю дыма.
Драко неодобрительно посмотрел на тлеющую сигарету. Где-то в глубине себя слизеринка чертыхнулась и прокляла весь свет — она не скрывала своей привычки, но и не афишировала ей — а курить хотелось слишком сильно. Проклятая зависимость, которая не зависимость. Она сможет бросить, если захочет!
— Тебе не следует курить, Панси, — заметил Драко, идя рядом с ней. Они шли по большому мосту, находившемуся над рекой.
— Трудно этого не делать, — возможно и не желанный, но имеющий место намек на жизнь, которую она вынуждена вести.
Усмехнувшись, Драко бесцеремонно забрал из ее несопротивляющейся руки сигарету и выкинул ее в воду.
— Сигареты — яд, — слегка растягивая слова, произнес он. — Так мне всегда говорил Кристиан.
Девушка пожала плечами — уже в который раз — и, положив руки на перила, посмотрела на восходящее вдали солнце.
— Он совсем не изменился, — задумчиво произнесла она, наблюдая за игрой лучей в воде.
— Приятное разнообразие, — насмешливо заметил Драко, не сомневаясь, что она говорит о городе. — Наша старушка Англия сейчас иная.
— Ты недоволен нынешней обстановкой? — спросила слизеринка, отводя взгляд от реки. — Не думаю, что твое замечание…
— Зачем лицемерить, Панси, — резко оборвал он ее. — Англия с начала войны стала самой настоящей выгребной ямой. Уж тебе ли этого не знать.
— Не очень деликатное замечание, — сухо произнесла девушка.
— Я просто констатирую факт, — проведя рукой по волосам, ответил Драко. — И дело не в твоей жизни, а в том, чем стала Англия. Лорд сам знает, что случилось, знает мнение аристократов, но война прежде всего. Пока. — И он умолк.
Не спеша отвечать, Панси слегка приподняла голову, позволяя прохладному ветру овевать лицо. Восстановившаяся тишина не была давящей, просто неспокойной. Где-то вдали послышался гудок маггловской машины, несколько проехало по мосту. Но эти звуки лишь на пару мгновений прервали тишину.
— Возможно ты прав, — нехотя произнесла девушкой, проводя рукой по перилам.
Драко небрежным движением наколдовав бокал с вином, в молчании стал рядом, то лениво следя за ней сквозь хрусталь, то обращая внимания на реку.
— Я рада, что побывала в городе.
— Несомненно, — теперь он пристально смотрел на нее. — Я тоже рад.
На губах девушки мелькнула легкая, загадочная улыбка. Забрав бокал из рук Драко, она медленно отпила алый напиток и вернула его владельцу. — Спокойного утра, — проговорила она, прежде чем аппарировать.

Это не было гениальной мыслью, громом среди ясного неба. И не было продуманным тщательным планом. Хоть и раньше ее мысли касались этого, всерьез она об этом не задумывалась. Гордость? Возможно. Или она просто не представляла как это сделать.
Давно ей уже не было дела до мужчин. Слишком много проблем, чтобы добавлять к ним еще одну. Они ее ограничивали, притесняли, а уж если и не интересовали, то могла она с ними тесно общаться, только когда преследовала какие-то цели. Но сегодня… ночной город напомнил о многом. В том числе и о ее связи с Драко. Хотя сама мысль о том, что она сядет кому-то на шею, ради того чтобы избежать нищеты, была абсурдна и заставила девушку поморщиться от отвращения. Проклятье, она не Лаванда Браун. Использовать, влюбить, заставить хотя бы испытывать к себе интерес, притворится беспомощной. Она бы пошла на это, будь загнана в угол, но ведь есть и другие обстоятельства. Малфой ей интересуется независимо от ее пола, ему нужна какая-то информация, которую она пока не выдала. Значит пока не тупик, несмотря на плачевное положение дел.
Панси не знала, была ли причиной всему гордость или какие-то затаенной принципы, но она не могла просто повиснуть на чей-то шее. Это показало бы ее с той стороны, которую она тщательно подавляла, находясь два года в изгнании. Будь она дочерью своих родителей, как два года назад, она бы не побрезговала этим. А сейчас… Наверное, эти два года закалили в ней те чувства, которые мешали ей заставить Драко заинтересоваться собой… раньше. Не сегодня, после их прогулки по городу.
Они были близки раньше, и сегодня, своеобразное возращение в прошлое, которое напомнило о чувствах к Малфою. Их обоюдосторонний интерес друг к другу. Она не собирается в него влюбляться или заставить полюбить себя, даже привязывать его она не собирается. Но и развлечением это назвать нельзя.
Сегодня она почувствовала к себе его интерес. Возможно, он тоже пал жертвой воспоминаний, но интерес, как к женщине, на какие-то мгновения промелькнул в его глазах. И она в этом уверена.
На губах вновь появилась легкая, загадочная улыбка, которую она подарила Драко, прежде чем аппарировать.
Хлопнули ставни окон, несколько первых капель дождя залетели в комнату и коснулись руки девушки. Подняв ее, Панси даже с каким-то удивлением посмотрела на застывшие на ее руке капли, которые спустя несколько секунд скатились по руке и упали на пол.
С губ сорвались слова, уходящие в пустоту: «Поступаю ли я так же?»

Глава 8.

Мысленно прощаясь с замком, Панси прохаживалась по коридорам. Тихий вздох и грустная улыбка… это не про нее, но… Очень скоро ей придется возвратится в реальность, другую ее часть, потому что нынешняя жизнь тоже стала реальностью, шаткой, ненадежной, но реальностью.
Зайдя в гостиную, девушка подошла к распахнутому окну. Легкий ветерок слегка шевелил гардины и мягко играл с распущенными волосами, приятно овевая лицо. Ночной воздух всегда ее привлекал.
Несомненно, она будет рада уехать отсюда. Иногда общество Упивающихся было для нее слишком тяжелым, но, уезжая она потеряет возможность находится в их — высшем — обществе. А это плохо… Так легко подумать — плохо, а на самом деле? А на самом деле определенности нет и не будет никогда. Этот урок преподала Панси жизнь. Постоянства просто не существует, есть лишь иллюзия, мгновение, а потом водоворот событий. Жизнь так легко кидает, и ни в чем уверенной быть нельзя. Можно планировать, надеется, убежденно считать, что все должно быть в порядке, но быть уверенной — нельзя. Каждый момент есть вещи, грозящие все перевернуть. Не стоит обращать на это внимание — с ума можно сойти, ожидая что в любой момент на голов упадет неважно что — но быть готовой стоит. Тогда спокойнее все воспринимаешь. Непостоянство — закон жизни, и создан он для живых. Только жива ли она?..
Тихий стук двери, звук быстрых шагов вывели Панси из задумчивого состояния. Отступив за гардину, она быстро перевела дыхание. Ее глупая привычка разгуливать среди ночи в халате до добра не доведет, это давно было известно, но все… она продолжала так ходить. Очень и очень неловко будет, если несколько Упивающихся застанут ее здесь в таком виде.
— Я ожидал твоего возращения еще вечером, — донесся до нее тихий голос, принадлежавший, она почти не сомневалась, кому-то из Малфоев.
— Так сложились обстоятельства, — насмешливый голос Деррика Деберейнера.
Панси слегка подалась вперед, немного отодвигая в сторону гардину. Ночная встреча. Они могли обсуждать что угодно, но мысли Панси сходились к одной: дела Упивающихся Смертью.
Малфой — теперь она видела, что это был Драко — и Деррик сидели друг против друга в небольших креслах. Слабый свет свечи очерчивал их тела, но почти полностью скрывал лица.
— Что-то интересное? — спросил Драко. Панси увидела, как он слегка наклонился к невысокому столику и поднял появившийся там бокал, на другой жестом указав партнеру.
— Интересное, — подтвердил Деррик. — Интересно уже то, что мы не зря провели здесь время, друг мой.
— Значит не зря. — Драко подался вперед: — Я весь во внимание.
Панси затаила дыхание. Они не могли знать, что она здесь. Очевидно, разговор не был личным, иначе бы они позаботились о защите, но он и не был предназначен для ее ушей.
— Они здесь, хотя возможно уже нет. И он с ними, если верить слухам, их надежность тебе известна, но добраться до него практически невозможно. Знаешь Драко, они грязные, усталые, неведомо как выбравшиеся из Англии, но они здесь. Только толку от этого никакого. Повстанцы глупцы, но глупость куда-то уходит, когда дело касается защиты и безопасности. Пленение Поттера сделало их настороженными, разозленными и чертовски опасными. Без него они бояться, потому и защищаются как загнанные в угол. Еще не отчаявшиеся. Смерть Поттера все изменит, и будем надеяться, немного осталось ждать, а пока они будут строить планы его освобождения и защищаться как загнанные в угол крысы.
— Превосходная оценка, — тихий женский голос заставил Панси перевести взгляд в сторону двери. Даниэль де Айронс быстро подошла к своим партнерам и села в свободное кресло. — Значит они здесь, — задумчиво протянула она. — Приятно, что дни и ночи поисков завершились. В последнее время отсутствие результатов было слишком утомительно. Теперь, думаю, можно не задумываясь отсюда уезжать. Лорд будет доволен. А свое дело мы сделали.
— До конца ли? — возразил Драко. Панси видела как его руки, уже отпустившие бокал, скрещиваются на груди. — Осталась еще одна невыполненная просьба Лорда, которая передавалась лично нам.
— Придется с этим подождать, — вмешался Деррик. — Ни я, ни Кристиан, ни ты и ни Даниэль ничего не смогли выяснить на этот счет.
— Это безнадежно, — Даниэль коротко, театрально вздохнула. — Я серьезно, мои дорогие, мы гоняемся за химерой.
— Лорд так не считает.
— Или считает, но желает убедиться, — Драко тоже вдохнул, коротко улыбнувшись Даниэль: — Химера?.. Нам нужна информация, и будем уповать на то, что она существует.
— Ни в чем и никогда нельзя быть уверенным. Закон жизни. — Панси мысленно усмехнулась, услышав эти слова. — Деррик прав, придется с этим подождать. И Драко, больше это зависит от тебя.
Малфой, прежде чем заговорить, какое-то время молчал:
— Я знаю… Знаю.
Даниэль поднялась.
— Тогда увидимся завтра на собрании.
Она покинула комнату. Вслед за ней поднялись и парни.
Панси осторожно выдохнула. Из всего разговора она четко осознала одно: здесь, в Ирландии якобы гуляющая “золотая молодежь” искала повстанцев. И она их нашла, или их следы. Девушка знала, что за этим последует. Через несколько дней ее будет ждать вызов. Уже как три месяца прошло с последнего. И теперь она опять отправится на охоту вместе с остальными, желающими выслужиться. Кто знает, может это и к лучшему.
В разговоре упоминался “он”, несомненно, важное лицо, им явно заинтересован Темный Лорд. Значит либо предатель, либо один из членов Ордена Феникса, людей, приближенный к Гарри Поттеру. Охота будет веселой.
Панси отправилась спать. Пока у нее главная задача пережить завтрашний день. Завтра она будет дому и завтра у нее потребует заплатить за квартиру. А сделать этого она не сможет.

— Я рад, что вы составили нам компанию, — Кристиан Малфой галантно поднес ее руку к губам. — И я желал бы, чтобы мы еще увиделись. Если вы не возражаете, Панси, я пришлю вам приглашение?
— Я не смогла бы вам отказать, даже если бы захотела, — Панси очаровательно улыбнулась. И все-таки Кристиан был невероятно привлекательным мужчиной.
Деррик, а затем и Драко тоже поднесли ее руку к губам, Даниэль улыбнулась и сказала пару незначительных фраз. Панси ответила, как и предписывал этикет, а потом, совершенно спокойно, аппарировала в ад, который ожидал ее дома.

Заметки, цитаты к началу глав
Афоризмы, цитаты:
Если правила игры не позволяют выигрывать, английские джентльмены меняют правила!
Душа, совершившая предательство, всякую неожиданность воспринимает как начало возмездия. Фазиль Искандер

Найти ответы на:
Почему ее ненавидит Чжоу?
Кто приехал к Кристиану

Развить:
Миллисент не просто наивная дурнушка. Она слизеринка.
Встреча с Кристианом подстроена. Чтобы выяснить о брате Панси.
Так и останется неизвестным, был ли Кристиан посвящен в план.
Кристиан мог видеть чужими глазами.
Первобытная магия трех островов.

Описания персонажей:
Привычки Панси:
Курить, но только не утром
Пить кофе по утрам
Когда задумывается, постукивает пальцем по нижней губе.

Даниэль де Айронс:
Француженка
И все же ее новая знакомая не была похожа на француженку: темноволосая, с высокими скулами и с золотистыми глазами, к краям слегка сужеными, едва заметно. Эти глаза были слишком темными, во всех смыслах этого слова. Никакой легкости. Черные, как облачная ночь, ресницы и не менее черная подводка, которая дополняла тьму золотистых глаз… хищник.

Деррик Деберейнер:
Первым делом она заметила глаза, зеленые глаза, но не такие как у Поттера. Они были темными, как малахит, и непроницаемыми.
Затем взгляд скользнул по уже знакомому бледному лицу, тонким губам и длинным волнистым волосам темного цвета.
Наполовину немец, наполовину испанец.

Кристиан Малфой:
Художник с потрясающей внешностью, но слепой. Пишет картины интуитивно, но иногда сморит на них через чужие глаза. Он чувствует в картинах жизнь. Любит только их, и ничего больше. Ни женщины, ни мужчины его не интересует. Живет в своем собственном мире, а в настоящем выступает в роли советника или судьи. Безжалостен, хотя это мало кому известно. Элегантен и учтив со всеми. Можно назвать всеобщим любимчиком. Не Упивающийся Смертью.
Зрение потерял в двенадцатилетнем возрасте, почему неизвестно. Неплохой маг.
Первые двадцать три года жил в Испании. Он и Деррик часто видели друг друга, можно назвать друзьями.
Позже переехал в Англию. Наполовину испанец, наполовину англичанин.
Он в свое время помог Драко обрести почву под ногами.
Пороки: гордость, безжалостность, невозмутимость, отсутствие обычных человеческих чувств, неумение прощать.
ЗЫ. В общем, из описания видно, что это наш самый любимый персонаж ^_^

Кристиан Паркинсон:
Разыскивается тремя Д, так как подозревается в переходе на сторону повстанцев. Позже выясняется, что так оно и есть. Поэтому трио и пыталось через Панси выйти на Кристиана. Она тоже была под подозрением. А ее первый ответ, что она его за брата не считает, принялся за отвод глаз.
Женился на Джинне Уизли. (С ума сойти, Уизли стала моей родственницей).

Краткое описание последующих событий

Панси вначале хочет завлечь Кристиана Малфоя, но позже понимает бессмысленность ситуации и переходит на Драко. Пока она пытается, тот балансирует на грани двух миров, боясь совершить ошибку – выдать непонятную ей информацию. В итоге у нее все получается. Дом ей возвращают. Начинается роскошная жизнь. Ее признает общество, но не Волан-де-Морт, не признает для себя. Для других он это сделал.
Помимо всего прочего бурно развивается роман с Драко. Она привязывается к нему куда сильнее, чем хотела бы. И это доставляет ей определенные неудобства. Ей все время приходится пересиливать себя, разрываясь на части между не желанным чувством и собственным видением своего будущего. Она убеждает себя, что должна в первую очередь преследовать собственную выгоду.
Драко не легче, она подозреваемая и отношения по началу он заводит с ней только ради этого. Привязанность для него так же нежелательна, поэтому он пытается утешиться и опомнится в объятиях бывшей любовницы Габриэль де Лакур. В конце концов Драко признает собственные чувства, но верность друзьям, не Темному Лорду, остается на первом месте.

Создается все более запутанная паутина. Три Д считают, что Панси покрывает брата, хотя та не имеет ни малейшего понятия, кем он стал.
Когда Кристиан посещает Панси в ее богатой квартире, он уповает на силу семейных уз + некоторые обстоятельства (угрожает ей). Панси узнает, что он повстанец, а так же случайно узнает, что он прибыл для того, чтобы спасти Поттера. А попасть в место его охранения намерен с ее помощью, естественно наполовину принудительной.
Как только появляется возможность, Панси выдает брата. Гарри остается в темнице. И Волан-де-Морт обращается к ней снисходительно, доверительно, и приближает к себе. Панси Упивающаяся. Теперь он делает это не по расчету, а из-за наблюдений за ней. Панси признана полностью и окончательно. Темный Лорд умеет ценить людей.
Кристиана решено убить спустя n-ое количество дней по каким-то причинам (!). Но до срока его жена (Джини Уизли) пробирается в замок и спасает мужа. Они вместе спасают Гарри. В этом есть вина не уследившей за ситуацией Панси (развить ситуацию), но о том, что виновата в побеге Избранного она сама, никто кроме нее не знает.
Чтобы отвлечь подозрения от себя, а так же стать правой рукой Лорда, Панси искусно переводит на других участников событий – трех Д. Так переводит, что они сами думают, что побег Поттера их вина. Хоть Панси и сожалеет о том, что потеряет Драко, но дело превыше всего.
Итог: Панси рядом с Темным Лордом. Даниэль и Деррик мертвы, Драко ожидает смерти. Но Гарри Поттер так и не найден. Война продолжается, а роман двух Слизеринцев подошел к концу.

Еще немного текста, в том числе и приблизительный конец

Судорожные, отчаянные движения. В последний раз.
- Драко?
- Это ведь ты, Панси, — тихо шепчет он, когда
***
Он заставил ее нарушить клятву. Он заставил ее заплакать наедине с собой
***
Войдя в дом, Панси первым делом направилась в комнату к Кристиану, но его там не оказалось.

— Где Кристиан?
— Без понятия мисс. Сегодня с утра он куда-то вышел, после этого я его не видела. Может быть, он у себя в мастерской.

Девушка направилась в мастерскую. Она уже давно там не была. С тех как Кристиан принялся за новую картину. А он не хотел, чтобы она ее видела в незаконченном варианте. Но сейчас ей необходимо было его увидеть, лишь бы не оставаться наедине со своими мыслями.
Медленно идя среди белоснежных холстов, Панси думала о Драко, о уже мертвых Даниэль и Деррике.
Кристиана нигде не было. Так она и дошла до холста, накрытого темным полотном. Немного поколебавшись, она приоткрыла его, а потом откинула полностью.
Слезы, непрошенные слезы вновь были готовы покатиться по щекам. Теперь она увидела.
Перед ней была незаконченная картина. Хаотичная, со множество красок, через какие проглядывало ее лицо, лишь черты. Но глаза были видны. Ее темно-зеленые глаза были видны хорошо. Единственное, что законченно в картине. Эти глаза переворачивали душу своим взглядом: беспощадным и в тоже время одиноким.
Смотря себе в глаза, Панси и не знала, что ее настоящие глаза переняло такое же выражение. Что она теперь вновь одинока.
Через два часа у себя ее ждал Темный Лорд, чтобы сделать своей правой рукой, а она осталась одинокой.
Панси вышла на балкон, безразлично смотря вперед.
Как и в день, когда все началось, шел дождь. А ведь и сейчас осень. Конец октября. Прошел год, и она вновь одинока.
Крис не вернется. Драко почти мертв. У нее осталась только ее власть, богатство и сила, о которой она так мечтала промозглым осенним днем год назад, и которую скоро возненавидит. Или все же не возненавидит?
Она сильная, она справиться. Как справлялась всегда. А одиночество… Все одиноки, она сама когда-то произнесла эти слова.
Но почему так паршиво?
Пройдет. Все проходит. Время лечит любые раны. А все получить нельзя.
Достав помятую пачку сигарет, половина из которых отсырела и ни на что никогда была годна, девушка достала одну единственную последнюю сигарету.
Пачка полетела с балкона, упав куда-то в сад.
Скоро идти к Темному Лорду. Но пока время еще есть.
Панси нервно закурила сигарету и с наслаждением затянулась.

К*О*Н*Е*Ц

Почему это в первую очередь роман?
Мы не смогли не вплести в любовную линию какие-то события. В данном случае это пленение Гарри Поттера и его освобождения. Значимый эпизод в ходе войны, но далеко не последний. Роман потому, что повествование заканчивается с завершением романа. Мы не развиваем дальше линию, не говорим что станет с остальными. В общем, возможно продолжение, которого, мы знаем, не будет. Или будет, но уже повествуя от другого лица, и скорее всего со стороны повстанцев. Одна и та же реальность, но уже другие люди, другие обстоятельства. Мы не отрицаем, что что-то будет там сказано и о Панси или Драко, но… Это история, если она и будет, то уже не про них.

Собственно, о продолжении. Позже мы его таки запланировали в виде слэша между Кристианом Малфоем (которого Панси безуспешно искала в поместье и который узнав о случившемся просто ушел) и Гарри Поттером. Кристиан никогда так и не простил Панси смерть брата, а потому добровольно сдался в плен повстанцам, где успешно проехался по их нервам, а особенно досталось предводителю: Гарри Поттеру. Конечно победило у нас вечное добро, а что сталось с Панси история умалчивает :)

@темы: ГП, Творчество, Фанфики

URL
Комментарии
2010-01-22 в 14:19 

KiSa_cool
Я не феминистка. Просто до сих пор мне попадались исключительно идиоты.(с)
Ура спасибо большое!!!!
очень рада окончанию:)

2010-01-22 в 17:04 

.Тыковка
What goes around comes around like a hula hoop, Karma is a bitch? Well just make sure that bitch is beautiful (c)
а где можно начало лежит?
вообще уже лет сто как не читала ничего) но может появится минутка и хотелось бы с удовольствием почитать)
помнится когда-то... эх, когда мы были молодыми))

2010-01-22 в 19:01 

БЛИЗНЯШКИ
KiSa_cool :)
Obigale начало на Хогнэте www.hogwartsnet.ru/fanf/ffshowfic.php?l=0&fid=6...
И не говори про молодые :) Мы и сейчас такие. Кстати, фф мы все-таки читаем, правда по большей части это слэш

URL
2010-01-23 в 20:06 

.Тыковка
What goes around comes around like a hula hoop, Karma is a bitch? Well just make sure that bitch is beautiful (c)
БЛИЗНЯШКИ

спасибо, спасибо) будет время, почитаю)
я читала слэш какое-то время, а потом и то надоело. плюс устала фильтровать кучи некачественного мусора, которые там появлялись)

2010-01-24 в 11:00 

БЛИЗНЯШКИ
Obigale, мы слэш читаем не только по гп, но и анимешные + яойная манга. Хватает :) Хотя фильтрация неотъемлемая часть данного процесса

URL
   

Ruine Sacrum

главная